Главная » 2018 » Февраль » 25 » Полюби меня снова. Глава 4
04:40
Полюби меня снова. Глава 4

Отрывки глав в первую очередь публикуются в нашей группе "Романтические Вэб-новеллы"


– Чего уставился? – раздраженно прошипела Ань Хай.

– Похоже, тебя многие ненавидят.

Никто из одноклассников не мог с ней подружиться. Любого, кто к ней приближался, ждали неприятности.

– Ты не прав, – она подпёрла щёку рукой и подцепила вилкой клубнику, обмакнув её в сгущёнку. – Не многие, а практически все.

Девушка съела клубнику.

Самая желанная ненависть – «его» ненависть. Будет лучше, если он возненавидит Ань Хай. Она не хотела, чтобы он снова страдал, будучи неспособным заполучить желаемое.

Они никогда не будут вместе!

Глядя на улыбку Ань Хай, Хан Дин Жуй догадался, что девушка имела ввиду. Он медленно произнёс:

– Мой учитель в школе говорил, что многие люди ненавидят не по–настоящему, им просто нравится это чувство, – мальчик сделал паузу, сомневаясь. – Ты тоже такая?

– … – улыбка Ло Ань Хай застыла, она в упор смотрела на этого гадёныша. Её лицо потемнело, кисло–сладкий вкус клубники во рту показался отвратительным.

Ло Ань Хай стало некомфортно. Она, взрослая 30–летняя барышня, восприняла слова 10–летнего сопляка всерьёз. Но люди порой так непостижимы, Ань Хай не только приняла слова мальчика на свой счёт, да ещё и рассердилась.

– Вот что я тебе скажу. Ненависть бывает разной. Бывает, например, полное отвращение, особенно к каким-нибудь попрошайкам, которые омерзительнее насекомых. А знаешь почему? Разве попрошайки, выпрашивающее деньги и еду, не жалкие? Неужели их непомерная жажда наживы, скрытая якобы страдальческим видом, может вызвать в людях сострадание? Всё верно. Они кажутся отвратительными.

Будет ли этот человек приходить в её комнату? Будет ли он, даже умирая, держать в руках её фото? Сможет ли он прожить жизнь без неё и умереть, не произнеся имя той, кого не смог заполучить?

Тогда он снова будет дураком! Непроходимым тупицей!

Произнеся эти слова, Ло Ань Хай больше не в силах больше смотреть на этого гадёныша, вышла из класса и покинула школу, собираясь прогулять оставшиеся уроки.

Она услышала, что кто–то бежит к ней, и обернувшись, увидела Хан Динь Жуя.

– Зачем идёшь за мной? Иди домой! – сейчас ей не хотелось никого видеть, а его – особенно.

Хан Дин Жуй остановился. На его детском лице не было не единой эмоции, но в глазах плескалось недоумение.

– Я что-то не то сказал и ты разозлилась? Тогда прошу прощения, извини меня, – хотя он не понимал причину, но видел, что Ло Ань Хай злится. Мама просила его слушаться девочку, поэтому он последовал за ней, смиренно принимая её гнев.

– Твои фальшивые извинения ничего не стоят, – мальчик думал, Ло Ан Хай не заметит, что его извинения ни капельки не искренни и он сделал это, чтобы успокоить её.

Хан Дин Жуй нахмурил брови, на его обычно безэмоцианальном лице наконец-то проступило смущение. Кажется, он не понимал как реагировать на наблюдательность Ань Хай. Мальчик никогда раньше не обманывал девочек. Ему показалось, что он неплохо одурачил Ло Ань Хай. А в итоге, она разозлилась ещё больше.

– Что мне сделать, чтобы ты успокоилась? – в конце концов, Хан Дин Жуй решил спросить напрямую.

Ло Ань Хай подняла брови. Гадёныш снова вернул непроницаемое выражение лица. Задумавшись, девочка потирала подбородок.

– Никогда не заходи в мою комнату.

– Что? – Дин Жуй удивился её просьбе.

Ло Ань Хай подняла подбородок и командным тоном произнесла:

– Даже если я умру, тебе запрещено входить туда.

Девушка не хотела вновь становиться свидетельницей той сцены из прошлой жизни.

– … я, – Хан Дин Жуй хотел было сказать, что ему не интересна комната Ань Хай, но сдержался, подумав, что правильнее будет промолчать.

– И ещё, – продолжила Ло Ань Хай, – ты…

– Ба! Кого я вижу?– прервал её неприятный голос. Несколько школьных хулиганов пялились на них, явно что-то замышляя. Если точнее, они смотрели на Ло Ань Хай.

Девушка нахмурилась, нетерпеливо глядя на собравшуюся шпану.

Хулиганы из старшей школы неподалёку презирали учеников частной школы. У Ань Хай была отличная репутация среди учеников, но эти парни понятия о ней не имели.

– Так это ты самая красивая девушка в школе? С чего это заучка прогуливает уроки? Хочешь, мы быстренько пробудим в тебе желание учиться? – парень с высветленным ёжиком нахально лыбился во весь рот. Он окинул Ань Хай липким взглядом сверху вниз, словно на ней не было одежды.

Ло Ань Хай была красавицей, черты её лица были прекрасны, а надменное выражение на нём вводило в заблуждение. Многие хотели увидеть её рыдающей, их воображение рисовало по этому поводу волнующие картины.

Хан Дин Жуй нахмурился и молча вышел перед девушкой, загораживая её собой и бесстрашно смотря на хулиганов. Его поступок ошеломил всех на мгновение. Ань Хай уставилась ему в затылок, а несколько парней громко рассмеялись.

– Малыш замышляет героическое спасение красавицы? Ха–ха, как бы ни так, сегодня ты – наша боксёрская груша! – Ёжик грубо толкнул мальчика. – Ох! – он не ожидал, что Хан Дин Жуй резко пнёт его голень. Ёжикоголовый громко вскрикнул от боли, держась за ногу.

– Засранец! Схватить его!– в ярости крикнул Ёжик.

Трое гопников кинулись к Хан Дин Жую. Он остался на месте, и на него сразу же набросился ближайший здоровяк.

Мальчик глухо застонал, но не отступил, вцепившись зубами в руку противника.

– А–а–а! – завопил от боли здоровяк и отбросил Дин Жуя.

Мальчик упал, но сразу же поднялся.

– Беги! – крикнул он Ан Хай, а сам бесстрашно бросился к хулиганам.

– Бля! Этот засранец сам нарвался! – Ёжик импульсивно достал из штанов нож-бабочку и кипя от гнева повернулся к Дин Жую. Неожиданно ему в голову прилетел камень, и нож выпал из его руки. Он обеими руками закрыл рану на правой стороне лба, из которой сразу же пошла кровь.

Ло Ань Хай быстро подобрала нож и заодно пнула Ёжика в живот, и тот взвыл от пронзившей его боли. Девушка приставила нож к его шее.

Последовательность её движений была такой, словно это обычная тренировка, Ань Хай была собранной и не паниковала. Когда-то девушка занималась ушу, чтобы выплеснуть свою ярость. Умения были так себе, хотя бы потому, что нынешнее тело ещё не принимало участие в тренировках. Однако, это не помешало нанести ответный удар.

– Хватит! Закричала она, сильнее прижимая нож к шее Ёжика, оцарапав его острым лезвием.  Гопник испуганно вскрикнул.

– Бля! Вы прекратите или нет?! – услышав голос главаря.

– На колени, – Ло Ань Хай была первой, кто заставил дрожащую банду Ёжика встать на колени. Она при помощи ножа заставила парня поднять подбородок и, нацелившись на его горло, улыбнулась.

Однажды она осмелилась в одиночку прийти в ресторан и разговаривала с легализовавшимся бандитом о делах, ни капли не испугавшись. Стоит ли ей после того бандита бояться какой-то мелкой шпаны? Да эти безалаберные детки сами чуть до смерти не перепугались.

– И как? На что тебя мотивирует нож у горла? – у Ёжика затряслись поджилки при виде кровожадной Ло Ань Хай, потому что не ожидал от ребёнка богачей такой жёсткости.

– Ст-старшая сестра Ло, извини меня, я был не прав. Прости, пожалуйста…

– Простить тебя? Хорошо, – Ло Ань Хай сегодня великодушна, – ты, кажется, держишь нож в правой руке? Значит, сломаю тебе кисть правой руки, а потом отпущу, – она повернулась к здоровяку и скомандовала:– Так, ты, иди бери камень и ударь им по правой руке своего босса.

Слова Ань Хай напугали всех, Ёжик даже заплакал от страха.

О Боги, Ло Ань Хай страшна в гневе!

– Эй! Что вы здесь делаете?– охрана частной школы заметила разборки. Решив что их ученики подверглись издевательствам со стороны хулиганов они прибежала на выручку.

Ло Ань Хай посмотрела на приближающихся охранников и вложила нож в руку Ёжика.

– Эй, ты! Если узнаю, что ты снова к кому-то цепляешься, то искромсаю твои руки на мелкие ошметки. Катитесь отсюда!

– Да, да…– не веря своему счастью, Ёжик быстро поднялся и бросился наутёк вместе со всей своей бандой.

Хан Дин Жуй давно уже поднялся на ноги. Его одежда испачкалась, на лице расцвёл синяк, а нос был разбит в кровь.

Он молча стёр кровь с уголков губ тыльной стороной руки.

– Ты как?– охранник подбежал к мальчику, увидев, что с ним ничего страшного не случилось, вздохнул с облегчением. Хорошо ещё что мисс Ло не пострадала, тогда он бы мигом лишился работы. Только потом он заметил, что Хан Дин Жуй всё-таки пострадал.

– Ты в порядке, малыш?

– Жить будет, – ответила за Дин Жуя Ло Ань Хай, повернулась и обнаружив, что он стоит рядом, произнесла:– Ты переоценил свои силы.

Сделав несколько шагов и увидев, что Хан Дин Жуй продолжает стоять на месте, она пронзила его взглядом.

– Чего застыл? Не заставляй меня ждать.

Хан Дин Жуй не ответил, молча последовав за девушкой.

 

Ло Чэн Хэ отругал Ань Хай за то, что Дин Жуй поранился.

Если бы она не прогуляла уроки, то не столкнулась бы с этой шпаной, и Дин Жуй не поранился бы. Ло Чэн Хэ взбесило поведение дочери.

Её заперли в комнате, оставив без ужина, до тех пор, пока Ань Хай не образумится и не признает свою вину. Вот тогда ей разрешат выходить из комнаты.

Ло Чэн Хэ постановил, что без признания собственных ошибок дочери запрещается выходить из дому, и в школу она ходить не будет во избежание ненужных осложнений. А что касается учёбы, то семья Ло может позволить себе нанять учителей.

Ло Ань Хай не собиралась идти отцу навстречу. Она спокойно, даже не пытаясь оправдаться, выслушала его, но не извинилась.

Ло Чэн Хэ разозлился пуще прежнего. Казалось, непослушание дочери только подлило масла в огонь.

Ло Ань Хай заперли в комнате. Она не стала закатывать скандал. В приподнятом настроении девушка приняла ванну, слушая музыку. Потом надела любимую синюю пижаму, вытерла волосы махровым полотенцем и она сразу же упала на свою любимую кровать, крепко обняв длинную подушку.

Она закрыла глаза и уже дремала минут десять, когда в дверь тихонько постучали.

Ань Хай проснулась и, встав с кровати, открыла дверь, за которой на какое-то мгновенье стало тихо.

За ней оказался Хан Дин Жуй с подносом, на котором стояли тарелки с густым супом и спагетти, а также чашка апельсинового сока.

Ло Ань Хай посмотрела на еду, а потом поглядела на мальчика. Царапины на его лице были обработаны. Вплотную к уголкам рта наклеен пластырь, под правым глазом виднелся синяк, а левая щека всё ещё была опухшей.

Похоже, что и на теле мальчика были раны, Ань Хай чувствовала тяжёлый запах травяной настойки исходящий от него.

Она молчала, поэтому Хан Дин Жуй безэмоционально произнёс:

– Моя мама попросила принести тебе еду втайне от дяди Ло, я воспользовался моментом, когда он отвлёкся на перемену блюд и поднялся сюда.

– Твоя мама и впрямь старается, – она изо всех сил пытается угодить ей.

Ло Ань Хай развернулась и присела на небольшой диван в комнате. Хан Дин Жуй остался молча стоять в проходе, он подняла брови:

– Чего застыл? Заходи давай! Или тебе требуется особое приглашение?

– Ты запретила мне входить в твою комнату. Хан Дин Жуй запомнил ей требование.

– …, – Ло Ань Хай незаметно вздохнула. – Я «разрешаю» тебе войти сейчас.

Получив разрешение, Дин Жуй вошёл и поставил поднос на стол.

Ло Ань Хай глотнула апельсиновый сок из чашки, наслаждаясь печалью Хан Дин Жуя:

– Ну что? Понравилось быть боксёрской грушей? – в её словах сквозила неприкрытая насмешка.

Хан Дин Жуй посмотрел на девушку.

– Но ведь ты не пострадала.

Он ведь мальчик и не боится драк. Вообще-то мальчики просто обязаны защищать девочек.

Рука Ань Хай ещё крепче сжала чашку. Она, приподняв бровь, взглянула на Дин Жуя и её губы сложились в презрительную усмешку.

– Малыш, не будь таким самоуверенным. Мне не нужна твоя защита и уж тем более, я не вижу необходимости извиняться за твой идиотский героизм.

Слова Ань Хай были насквозь пропитаны ядом, от них любому стало бы некомфортно.

Хан Дин Жуй не понимал чем зацепил её, но чувствовал крайнее недовольство девушки. Он нахмурился и, посчитав себя обязанным объясниться, произнёс:

– Я бы сделал это не только для тебя, но и для совершенно незнакомого человека.

От его реплики где-то в глубине души Ло Ань Хай всё заклокотало от бешенства, она саркастично рассмеялась:

– А ты и на самом деле дурак. Хочешь вести себя глупо – твоё право. Только прошу, не рядом со мной, так ты только хуже сделаешь!

Хан Дин Жуй чувствовал будто он идёт по тонкому льду – чтобы он ни сделал, Ань Хай злилась. Мальчик крепко–накрепко запомнил просьбу матери не злить девушку, но как же сложно её выполнять.

Со вчерашнего дня Дин Жуй постоянно повторял про себя, что он – спокойный 10-летний мальчик, нужно игнорировать неуравновешенную Ло Ань Хай. Нельзя с ней спорить, нужно быть терпеливым.

 

Перевод: Мэйриан, Бэта: Sinichka


← Предыдущая глава

Содержание

Следующая глава →


Категория: Юань-Юань. Полюби меня снова. | Просмотров: 62 | Добавил: Мэйриан | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]