Главная » 2018 » Апрель » 1 » Полюби меня снова. Глава 6
03:15
Полюби меня снова. Глава 6

Отрывки глав в первую очередь публикуются в нашей группе "Романтические Вэб-новеллы"


Она постоянно его оскорбляет, а этому засранцу от них ни холодно, ни жарко? Ло Ань Хай в смятении сжала губы и недовольно пробурчала:

– Не указывай мне! Это перед Дядей Ло надо притворяться послушным мальчиком, он будет счастлив! – она открыла портсигар и достала новую сигарету.

– Сегодня его день рождения. Уверена, что хочешь навлечь на себя гнев дяди Ло из-за запаха табака? – произнёс Хан Дин Жуй бесцветным голосом, не останавливая её.

Ло Ань Хай как раз собиралась закурить.

Сегодня Ло Чэн Хэ исполнилось 50 лет. По этому случаю устраивали скромный традиционный банкет,  отец настоял на праздновании в узком кругу семьи. Вот почему Ань Хай приехала в школу за Дин Жуем, Ло Чэн Хэ приказал, чтобы она лично привезла «брата» в ресторан.

В последние годы у Ань Хай сложились неплохие отношения с отцом . Во всяком случае, они были гораздо лучше по сравнению с прошлой жизнью, где отец и дочь непременно ссорились, едва увидев друг друга. Теперь, когда Ань Хай хочется высказать что-то, что может его разозлить, она вспоминает неподвижно стоящего у её могилы скорбящего старика.

Гадёныш прав. Старик не обрадуется, учуяв от неё запах сигарет, а ведь сегодня у него юбилей. Ло Ань Хай вынула изо рта сигарету и, решив не складывать её обратно в портсигар, бросила в пепельницу.

Её сердце учащённо забилось когда она бросила взгляд на Хан Дин Жуя. И хотя парень внешне оставался невозмутим, она была уверена, этот придурок в глубине души доволен что добился своего.

Настроение испортилось, ей захотелось подпортить настроение и ему.

– Как только ты открываешь рот, дядюшка Ло тут же мчится выполнять любую твою просьбу. Тц-тц-тц, жалеешь, небось, что родился не того пола, иначе давно забрался бы к нему в постель, чтобы получить всё и сразу. Даже за примером далеко ходить не надо? – она язвительно рассмеялась.

Хан Дин Жуй снова проигнорировал её выпад:

– Зелёный зажёгся, – и опять прикрыл глаза, притворяясь спящим.

– …, – Ло Ань Хай чувствовала, что её усилия напрасны, и настроение упало ниже плинтуса, от накопленного в душе раздражения стало тяжело дышать.

Неизвестно когда это началось, но характер этого стервеца изменился, теперь его практически невозможно спровоцировать. Он становился всё спокойнее и невозмутимее. Причём эти качества проявились в нём сильнее, чем в воспоминаниях. Именно поэтому, каждый раз встречаясь с парнем, Ань Хай нервничала всё больше и больше, вплоть до того, что сразу пыталась найти способ вывести его из себя, словно ей хотелось что-то доказать себе…

 

Но что ей нужно доказать?

Ло Ань Хай слегка помрачнела. В памяти всплыл образ мужчины, держащего рамку с её фото. Пальцы, вцепившиеся в руль, слегка подрагивали.

– Что с тобой? – обнаружив, что машина не тронулась с места, Хан Дин Жуй открыл глаза.

В тот момент, когда парень очнулся, Ань Хай выкинула из головы ненавистные воспоминания и втопила в пол педаль газа. Она не отреагировала на вопрос и выглядела равнодушной.

Дин Жуй давно привык к резким переменам настроения Ань Хай и, раз ничего не произошло, снова закрыл глаза. Он решил, что ему показалось, ведь не могло у Ло Ань Хай быть такого потерянного выражения лица, словно у заблудившегося ребёнка.

Как такое возможно? Кто угодно в этом мире может испытать это чувство, но только не гордая и упрямая Ань Хай, она на такое просто неспособна.

Да, он, должно быть, ошибся.

Подъехав к отелю, Ань Хай вышла из машины, отдала ключи парковщику и, цокая каблуками, вошла в здание.

Сам отель принадлежал семье Ло. На его последнем этаже находился вращающийся ресторан стоимостью в десять миллионов долларов. Он окружён бронированным стеклом особого свойства, поэтому ресторан не просматривается снаружи. Однако ночью в ясную погоду сквозь него можно любоваться звёздами, а снизу видно сияние огней города и открывает обзор, пожалуй, на половину Нью-Йорка. Правда, в дождливую погоду вид из окон ничуть не хуже, чем звёздное небо.

Ресторан знаменит своими деликатесами и подбором блюд, а меню меняется раз в месяц. Если посетителю захочется чего-нибудь особенного, можно заказать фирменное блюдо шеф-повара и насладиться его изысканным вкусом. Неважно сколько раз вы посетите ресторан – фирменные блюда ни разу не повторятся, радуя такой новизной и богатством вкуса, что можно язык проглотить от удовольствия. Поэтому фирменная кухня ресторана крайне популярна, отчего он весь забронирован на месяц вперёд.

Вращающийся ресторан поднял репутацию отеля, число постояльцев в нём постепенно увеличилось.

Конечно, если бы отель был недостаточно хорош, то никакой ресторан с отменным меню не смог бы увеличить число постояльцев в нём. При создании отеля круглая сумма ушла на приглашение первоклассного архитектора, уже ушедшего на пенсию, чтобы он лично разработал проект здания. Он создал роскошный и классически изысканный отель, каждый номер которого имеет свой собственный дизайн. Именно из-за дизайнерских особенностей и привлекательности ресторана, отель всего за несколько лет с момента открытия стал одним из самых известных пятизвёздочных заведений Нью-Йорка.

Идея расширить отель при помощи создания ресторана принадлежала Ань Хай. Она предположила, что состоятельные люди любят не просто поесть, но и насладиться процессом принятия пищи. И никто не сможет устоять перед вкусными блюдами. Вот поэтому девушка лично создала вращающийся ресторан, чтобы привлечь ценителей хорошей еды. А бронированное стекло – всего лишь рекламный трюк, потому что богатый и влиятельный человек боится смерти как никто другой. Она несколько месяцев подряд атаковала того же архитектора просьбами разработать проект ресторана, и тому ничего не оставалось, кроме как согласиться. Так что успех ресторана – её большая заслуга.

Ну и что, что огромный вклад? В прошлой жизни Ань Хай построила ресторан, посвящая всю себя семье Ло, однако в глазах Ло Чэн Хэ, она по-прежнему не выдерживала сравнения с Хан Дин Жуем.

В этой жизни Ло Ань Хай тоже построила ресторан, но не потому, что боролась за власть – должность гендиректора компании Ло ей была неинтересна, а потому что привыкла к его еде, так как часто посещала его в прошлой жизни. Даже теперь, когда она не стремится занять должность гендиректора, это не означает, что девушка останется в стороне и позволит парню спокойно завладеть компанией. В прошлой жизни она создала ресторан в 25 лет, тогда как Хан Дин Жуй только начал работать на компанию Ло и тоже курировал множество перспективных проектов. Так что борьба шла на равных.

А теперь Ань Хай закончила строительство ресторана в 19 лет, а мелкий засранец всё ещё учился в школе. Благодаря этому у неё сейчас отличная репутация в деловом мире и теперь акционеры компании Ло явно на её стороне. Поэтому она с нетерпением ждёт того момента, чтобы посмотреть, как Хан Дин Жуй будет завоёвывать себе должность гендиректора.

Ло Ань Хай вошла в лифт, Хан Дин Жуй молча последовал за ней. Они стояли по разные стороны, не глядя друг на друга.

У Ло Ань Хай было безучастное выражение лица, но сама она была напряжена. Хан Дин Жуй конечно видел, что девушка чувствует себя не в своей тарелке, но не заговорил с ней. Он не мазохист, чтобы пасть жертвой её острого языка. Парень, прислонившись к стене, смотрел в зеркало лифта, в котором отражалась их пара.

Он смотрел на её отражение в зеркале: на её чётко очерченный профиль, на кончик носа и недовольно поджатые губы. Она такая холодная, что к ней невозможно приблизиться.

Хан Дин Жуй внезапно вспомнил журнал «Еженедельные сплетни», который его одноклассники утром передавали из рук в руки. На обложке была её фотография. Девушку обнимал и целовал в щёку мужчина с каштановыми волосами, и её губы изогнуты в улыбке. В таком ракурсе можно заподозрить, что они состоят в отношениях.

«Еженедельные сплетни» писали, что девушка встречается с богачом из второго поколения, обнимающим её на фото. Внутри статьи был поимённый список всех, с кем у неё были отношения, причём самые долгие из них не продержались и трёх месяцев. Там было написано, что множество мужчин преклоняются перед ней, и что она отвергла многих поклонников, оставив их с разбитым сердцем.

Некоторые одноклассники спрашивали, правдиво ли всё написанное в журнале, однако он не смог им ответить, его взгляд был устремлён на обложку с её фото.

Эта улыбка была ему незнакома. Он никогда такую не видел. Для него у Ло Ань Хай было всего два вида улыбок: фальшивая и холодная.

– Чего тебе? – девушка в зеркале неожиданно повернулась

Хан Дин Жуй встрепенулся, посмотрел на её безразличное лицо и снова вспомнил про чарующую улыбку на обложке журнала. От такой значительной разницы он у него снова испортилось настроение, так же как сегодня утром, когда он выхватил журнал из рук одноклассника и выбросил в урну.

Внезапно загрустив о том, что к нему так прохладно относятся, Хан Дин Жуй не мог не спросить:

– Как ты, не глядя, узнала, что я на тебя смотрю?

Не ожидая, что этот гад посмеет её поддеть, Ань Хай застыла, мгновенно вспылив:

– Ты…

*Динь* – дверь лифта мгновенно распахнулась, и они оба замолкли. Работник ресторана давно уже ждал их у входа.

– Госпожа Ло, господин Хан! – увидев их, он сразу же сделан поклон, управляющий обратился к Ло Ань Хай. – Мисс, хозяин и его супруга уже на месте.

Сегодня ресторан был зарезервирован только для четырёх членов семьи Ло. Ло Чэн Хэ и Мэй Фан уже давно заняли свои места, дожидаясь детей.

Ло Ань Хай усмирила свой гнев, вышла из лифта гордо выпрямив спину, позволяя управляющему провести их в ресторан, но не забыла бросить в сторону Хан Дин Жуя яростный взгляд.

Ло Ань Хай, это не сработает. Дин Жуй с тобой уже восемь лет. Ты считаешь хорошей идеей попытку убить его взглядом? Он, совершенно не задетый, последовал за ней.

У них было негласное соглашение – не ругаться перед другими людьми. Конечно, Ло Ань Хай любила доводить окружающих, а Хан Дин Жуй… не был человеком, создающим проблемы.

Управляющий проводил пару до места, Мэй Фан с Ло Чэн Хэ тут же подняли головы. Увидев наряд Ань Хай отец не мог не нахмуриться.

– Ань Хай, ты…– он собрался отчитать дочь, но Мэй Фан сразу же потянула его за рукав, и Ло Чэн Хэ прикусил язык.

Увидев нахмуренные брови отца, Ань Хай сразу поняла, что он хотел ей сказать. А когда увидела, как Мэй Фан остановила Ло Чэн Хэ, то фыркнула про себя. Она села на стул отодвинутый для неё управляющим, Хан Дин Жуй последовал её примеру.

– Прикажете подавать еду, господин? – обратился управляющий к Ло Чэн Хэ.

Тот кивнул, и управляющий вышел. Вскоре официанты принесли праздничные блюда.

Все любили китайскую кухню, поэтому на столе были традиционные угощения. Было подано десять главных блюд, одна половина с мясом, другая с овощами, и суп. Всё выглядело сытно и вкусно.

Первый, кому Мэй Фан налила в тарелку куриный суп с грибами, был Ло Чен Хэ.

– Вот, съешь супу. Он разогреет аппетит, – она поставила перед ним тарелку. Потом налила суп Ань Хай и ласково произнесла. – Ань Хай, ты всегда ешь как птичка. Выпей немного супа, а потом ешь остальное.

Ань Хай посмотрела на тарелку супа в руках Мэй Фан и, не говоря ни слова, взяла её. Её отношение к Мэй Фан было прохладным. Девушка никак не реагировала на попытки мачехи угодить ей.

– Ань Хай, а поблагодарить тётю уже не надо? – Ло Чэн Хэ не смог вытерпеть прохладного поведения дочери и начал отчитывать её.

Ло Ань Хай, притворившись глухой, молча хлебала суп. Так или иначе, старик не вспоминает про неё, если не нужно читать нотаций.

– Неважно, – Мэй Фан похлопала мужа по руке, примирительно улыбаясь.– Мы ведь в семейном кругу, незачем соблюдать этикет.

Потом она глянула на Хан Дин Жуя и тепло улыбнулась ему.

– Малыш Жуй, обязательно съешь суп, – произнесла она, взяв в руки тарелку.

– Мам, я сам налью, – Хан Дин Жуй не дал матери закончить начатое. Он сам налил суп в тарелку, а затем посмотрел на Ло Чэн Хэ. – С днём рожденья Дядя Ло,– парень достал из пакета красивый красный узорчатый футляр. – Примите мой подарок.

– А? Ты ещё и с подарком! – удивился Ло Чэн Хэ. Взял футляр и открыв его, обнаружил пару колец из жадеита.

– Этот жадеит прекрасен. – Мэй Фан тоже взглянула на подарок. Ей понравились кольца, переливающиеся зелёным блеском.

– Мам, это парные кольца для вас с дядей Ло.

Мэй Фан обрадовалась подарку, но зная, что кольца из жадеита вещь недешёвая, нахмурилась и спросила сына:

– Малыш Жуй, откуда у тебя деньги?

– Заработал, –Хан Дин Жуй изредка играл на бирже, покупая акции и фьючерсы, однако был осторожен, не делал больших рискованных ставок, и таким образом смог накопить приличную сумму денег. Он не рассказывал матери о способе заработка. Если Мэй Фан узнает, каким образом были получены деньги, то вполне может поколотить сына.

Мэй Фан нахмурилась ещё сильней.

– Так ты работаешь вместо того, чтобы усердно учиться? Как ты заработал столько денег? Ты подрабатываешь?

– Хватит, Фан Фан, – Ло Чен Хэ прервал поток вопросов Мэй Фан. Он знал, что Дин Жуй играет на бирже, но не считал это занятие чем–то нехорошим. Пускай ребёнок попробует различные виды деятельности, заодно опыту наберётся. – Малыш Жуй умный парень. Он нашёл способ заработать, поэтому не надо так волноваться.

– Да, мам, я ведь всё понимаю. – Хан Дин Жуй беспомощно кивнул.

– Тебе и впрямь не стоит беспокоиться. У Малыша Жуя есть чувство меры, – проговорил Ло Чэн Хэ, защищая сына, и взял женское кольцо.

– Давай я помогу тебе надеть кольцо. Жадеит хорошо будет смотреться на твоих светленьких ручках.

– Ты меня не заговаривай, – Мэй Фан гневно взглянула на мужа.

Ло Чэн Хэ и Хан Дин Жуй весело рассмеялись.

Ло Ань Хай ела молча. За столом их было четверо, вот только девушка за ним казалась лишней. Она не хотела поддерживать разговор, поэтому, не говоря ни слова, насыщала свой аппетит.

Мэй Фан, увидев что Ань Хай безучастно сидит в стороне, протянула ей небольшое блюдо с «львиными головами»*.

– Ань Хай, попробуй «львиные головы», они очень вкусные.

Ло Ань Хай палочками взяла с тарелки Мэй Фан «львиную голову» и положила её перед собой прямо на стол. Когда-то радостная атмосфера резко изменилась. Ань Хай даже взглянула на Ло Чэн Хэ, сдерживающего свой гнев.

Она усмехнулась про себя, взяла «львиную голову» с бок-чой** и медленно положила её в тарелку. Затем девушка недоумённо посмотрела на домочадцев.

– Что? Я как-то неправильно взяла овощи?

Хан Дин Жуй мысленно вздохнул, понимая, что она нарочно так поступила. Эта девушка в совершенстве умеет доводить окружающих до белого каления.

_____

* Львиная голова – огромные тефтели из свинины (или овощей), приготовленные на пару. Своё название получили от того, что их форма напоминает голову каменного льва–стража.

**Бок-чой – сорт китайской капусты, у неё не бывает кочанов – вокруг почки формируются толстые зелёные листья. Самое интересное, что недавно учёные пришли к выводу, что бок-чой – это одна из разновидностей репы.

Перевод: Мэйриан, Бэта: Sinichka


← Предыдущая глава

Содержание

 
Категория: Юань-Юань. Полюби меня снова. | Просмотров: 29 | Добавил: Мэйриан | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]