Главная » 2019 » Январь » 18 » Полюби меня снова. Глава 14 (18+)
00:40
Полюби меня снова. Глава 14 (18+)

Внимание! Содержит сцену 18+

Отрывки глав в первую очередь публикуются в нашей группе "Романтические Вэб-новеллы"


Горячее дыхание у уха вызвало в Ло Ань Хай дрожь. Ей захотелось попятиться назад, однако рука Хан Дин Жуя сжала её сильнее, не дав возможность сбежать.

– Хан Дин Жуй, ты…

– Ш-ш-ш. Множество людей смотрит на нас сейчас. Ты ведь так старательно пытаешься не опозориться? – Хан Дин Жуй знал, что девушка тщательно заботиться о своей репутации. Ло Ань Хай тут же застыла, а парень низко рассмеялся и сделал пару скользящих шагов, обнимая её в танце. Ло Ань Хай была вынуждена последовать за ним. Большие руки парня крепко обхватили её талию, их тела были прижаты подозрительно близко друг к другу. Девушка практически ощущала изумлённые взгляды окружающих… Что он всё-таки задумал?

Сдержав панику, охватившую сердце, Ло Ань Хай подняла гневный взгляд на парня и прошептала:

– Что ты задумал?

– Я? А ты как долго собираешься бегать от меня? – Хан Дин Жуй задал встречный вопрос Ло Ань Хай.

– Никто не бегает…

– А кто тогда не появляется дома в последние дни?

Ло Ань Хай остановилась и тут же упрямо подняла подбородок:

– У тебя нет прав воспитывать меня. Я могу возвращаться домой тогда, когда захочу.

Хан Дин Жуй понимал почему она показывает свою силу и храбрится…

– Я знаю, что ты избегаешь от меня и не отрицай это, – он не дал ей шанса возразить, послав ей выразительный взгляд: – Ло Ань Хай, когда ты будешь честна сама с собой? Чего ты боишься? Очевидно, чем больше ты боишься, тем сильнее выдаёшь себя. Тебе ведь нравиться…

«Шлёп» – пощёчина прервала слова Хан Дин Жуя.

Окружающие застыли и ошеломлённо уставились на пару.

Ло Ань Хай сжала руки в кулаки и злобно смотрела на Хан Дин Жуя, её тело сильно дрожало. Девушка проигнорировала изумлённые взгляды окружающих, развернулась и сбежала с банкета.

Ло Ань Хай шла очень быстро, словно пыталась сбежать. Правая рука, сжатая в кулак, всё ещё болела от пощечины, которую она дала со злости. Девушка закрыла глаза.

Слова Хан Дин Жуя попали точно в цель, проникнув в тайник, что заперт в глубине её сердца. Пусть она старалась не думать об этом напрямик, не осмеливалась дотронуться до замков, однако в то мгновение они были немилосердно вскрыты.

Ло Ань Хай не хотела слушать, не решаясь услышать его. Она хотела сбежать, как вдруг её с силой атаковали сзади, подняв на руки.

– А-а-а! – громко вскрикнула Ло Ань Хай, – Хан Дин Жуй, ты-ы-ы…

Её вопль прервался оттого, что её резко усадили в машину. Девушка хотела выбраться из неё, однако дверь тут же заблокировали.

– Открой дверь! Дай мне выйти! – в ярости прокричала Ло Ань Хай, но Хан Дин Жуй пропустил её просьбы мимо ушей, нажав педаль газа!

Хан Дин Жуй привёз Ло Ань Хай к ней домой, и она, до этого ругавшая его в машине, затихла. В конце концов, парень затащил девушку в комнату.

В комнате не было света, лишь неясные отблески проникали снаружи. Они вели молчаливое противостояние в темноте.

Хан Дин Жуй подошёл к барной стойке и взял стакан воды. Потом повернулся к Ло Ань Хай и протянул его ей:

– Ты, наверное, пить хочешь. Вот, выпей.

Ло Ань Хай взяла стакан, выплеснула воду на парня, а потом со всей силы бросила стакан ему в лицо.

Когда девушка услышала звук удара о лоб парня, у неё сжалось сердце. А потом раздался звон разбившегося стакана.

Хан Дин Жуй стерпел боль и спросил:

– Успокоилась? Если нет, то можешь ударить меня снова.

Парень подставил правую щёку, и Ло Ань Хай ударила, не церемонясь. На лице Хан Дин Жуя остался отпечаток её ладони. Но девушке было мало, и она осыпала парня градом ударов, а Хан Дин Жуй не уклонялся, не принимая их близко к сердцу, позволяя бить себя. У парня болело всё тело, но он не издал ни звука.

Ло Ань Хай словно вымещала на нём всю свою злобу, вложив в удары всю свою силу. В ней кипел гнев. Девушка не хотела смириться, все невысказанные обиды она вымещала кулаками! Ненавистный болван! Как так?! Зачем он наседает на неё?! С какой стати упрекает её?!

– Хан Дин Жуй, ты сволочь! За что ты так со мной? Как так?! Ты ни хрена не понимаешь! Ты вообще ничего не знаешь! Зачем ты меня принуждаешь?! – бушевала от ярости Ло Ань Хай. Её голос охрип от крика. Словно устав от воплей, девушка пихнула Хан Дин Жуя: – Катись к чертям! Убирайся вон! Держись от меня подальше.

Хан Дин Жуй не шелохнулся, твёрдо устояв на своём месте. Он спокойно смотрел на неё сквозь тьму.

Этот взгляд привёл Ло Ань Хай в бешенство. Он был так похож, сразу напомнил ей того мужчину из далёкого прошлого. Этот придурок постоянно смотрел на её фото именно таким взглядом…

– Не смотри на меня так! Не смей! Не смей!

Девушка жёстко схватила его за воротник и безжалостно вцепилась в шею. Она сильно укусила парня, практически впившись зубами в плоть. Во рту оказался вкус ржавчины, но Ло Ань Хай не отпустила. Из её глаз катились горячие слёзы, которые девушка всячески пыталась сдержать, не давая им упасть. Словно упавшие слёзы могут что-то доказать.

Она постоянно сопротивлялась, не желая признавать…

Хан Дин Жуй молчал и был спокоен. Он чувствовал дрожь Ло Ань Хай и слушал короткие вздохи, словно она сдерживает слёзы. Девушка так строптива, крайне упряма и не в состоянии признать, что один человек так сильно любит её и готов отдать всё, чтобы оберегать её.

– Ш-ш-ш. Не надо плакать. Я здесь. Я с тобой, – тихо произнёс он. Очень мягко. Его нежность обхватила её словно мягкий пух: – Я не брошу тебя. Не оставлю. Я буду рядом.

Ло Ань Хай раскрыла глаза, её ресницы слегка дрожали. Так долго сдерживаемые… слёзы брызнули из глаз. Одна за одной, они капали на плечо Хан Дин Жуя. Слёзы проникали в его сердце.

Хан Дин Жуй чувствовал, как размягчается его душа. Возможно, он ждал именно этого мгновения, когда Ло Ань Хай будет плакать, а не подавлять свои слёзы во время сна.

У девушки в душе так много секретов, и он хотел раскрыть их один за другим. Она теперь без брони, и пусть сейчас горюет, но сможет выплакаться вволю.

– Я люблю тебя, Ло Ань Хай, – признание, сказанное шёпотом и в темноте, тихо прокралось в сердце девушки: – Ты не хотела моей любви, но слишком поздно.

Ещё раньше, давным-давно… Стало слишком поздно, когда он не смог отвести от неё взгляд.

– Ло Ань Хай, позволишь мне любить себя. Да?

Ло Ань Хай закрыла глаза, позволив слезам пролиться. Она никак не могла понять, зачем ей дарован второй шанс. Девушка думала, что улучшить отношения с отцом, потому что не могла забыть как он, измождённый, скорбел у её могилы. Однако, начав заново, она по-прежнему не понимала как вести себя с ним.

Возможно, Ло Ань Хай в глубине души была обижена на отца, а Хан Дин Жуй… она всегда ненавидела его. Ненавидела за то, что отнял любовь отца. Ненавидела парня и его мать за то, что отняли у неё семью. Девушка ненавидела так сильно, считая, что парень чувствует то же самое. Отношения между ними должны были быть презрительные, однако ночью после её смерти Хан Дин Жуй приходил в комнату девушки и ночь за ночью держал её фото. В дни рождения Ло Ань Хай он покупал тортики и пел поздравительную песню. Мужчина в одиночестве лежал с раскрытыми глазами на её койке до самого рассвета, а девушка наблюдала за ним, день за днём, ночь за ночью… она не понимала, как Хан Дин Жуй смог её полюбить? Ненависть в её сердце растворилась и незаметно превратилась в боль. Ло Ань Хай не хотела, чтобы мужчина был таким, чтобы он не дорожил ей!

Любовь – она никогда в ней нуждалась!

Любовь сводит людей с ума, как обезумела её мать. Она помешалась на своей любви. Однако перед смертью рыдала и просила Ло Ань Хай ни в коем случае не доверять любви, она только и может причинять страдания так, как ей.

Она запомнила наставление матери и не влюблялась. Ведь мама была права. Посмотрите на Хан Дин Жуя – разве он не страдал от любви, не был так несчастен и печален, даже умер зачем-то держа её фотографию в руках? Ло Ань Хай не сможет ответить на его чувства и не будет… даже в своей второй жизни она не полюбит Хан Дин Жуя. Заставит его ненавидеть себя!

Должно быть так… ему следует её ненавидеть.

Однако она и в самом деле этого хочет? Ей на самом деле не нужна его любовь?

«Ло Ань Хай, от чего ты сбегаешь?» – в тот день он спросил её об этом, глядя на неё так, словно видел насквозь.

От чего она сбегает… Ло Ань Хай всё время думала о слезах, что пролила у его могилы, вспоминала о душевной боли и нежеланием смириться.

Девушку удручала его глупость. Она не смирилась… не желала отвечать ему. Ло Ань Хай никогда не осмеливалась признавать, что у неё нет ненависти к Хан Дин Жую, злость в её душе стёрлась его глупостью. Она обзывала парня дураком – этим словом девушка ни в коем случае не выражала свою боль в сердце. История матери пугала её. Она не решалась безоговорочно верить в любовь, предпочитала игнорировать притяжение между ней и Хан Дин Жуем. Он любил её. А Ло Ань Хай словно не могла понять, что они уже давным-давно связаны, а она всего-навсего притворяется, что не догадывается об этом.

Очевидно, девушка могла игнорировать Хан Дин Жуя, однако нарочно провоцировала его. Она хотела, чтобы парень смотрел только на неё, не желая, чтобы тот забыл о её существовании.

Этот мужчина при помощи своей глупости проник в её сердце. Когда она начала жизнь заново, даже боясь любви и ненавидя его на словах, всё равно помнила о его глупости. Ло Ань Хай тайно любила его и в глубине души была привязана к нему, но не осмеливалась признавать это. Девушка сбегала, пряталась, надевала броню, сталкиваясь с ним, а потом боялась, что парень и в самом деле покинет её. Однако, когда он приближался, она в страхе спасалась бегством. Всё обернулось тем, что Хан Дин Жуй загнал её в угол, не позволив скрыться из виду.

А она тоже устала бегать. Может, в глубине души девушке не хотелось больше скрываться. Она уже давно хотела любить и быть любимой.

Они вечно изводят друг друга, словно садист и мазохист. Один – наступает, другая – отступает, однако они никогда не преступают черту, но и отпускать друг друга не хотят. На самом деле, девушка беспрестанно боялась, что он её оставит. Она думала, что, возможно, небо дало ей второй шанс именно по этой причине, для того, чтобы больше не обманывать его ожидания.

Ло Ань Хай расцепила зубы, а Хан Дин Жуй рассмеялся:

– Больше не будешь кусаться?

Ло Ань Хай не ответила. Она опустила взгляд, по-прежнему держа парня за воротник, и слабо дрожала. От вкуса крови во рту ей хотелось смеяться, но на сердце лежала тяжесть. Какой же он дурак, что позволил так легко укусить себя.

– Что? – Хан Дин Жуй не расслышал, но Ло Ань Хай не ответила ему, а просто с силой дёрнула его за воротник, а потом вцепилась в его губу. Из глаз брызнули слёзы: Глупый, она больше не сбежит.

Ло Ань Хай укусила сильно, оставив ранку на нижней губе Хан Дин Жуя. Парень вскрикнул.

Хан Дин Жуй растерялся от этого внезапного недопоцелуя, и тут же понял, что девушка имела ввиду. Его душу охватил восторг, и парень тут же схватил её за затылок и легко прикусил в ответ.

Но всё же, не желая быть жестоким, он принялся терзать губы девушки, язык тут же вторгся в её маленький ротик. Оторвавшись от губ, он начал посасывать розовый язычок девушки. Ло Ань Хай шумно выдохнула через нос. Кончик языка онемел, на губах и во рту оказался вкус Хан Дин Жуя. Он полностью поглотил её дыхание, ничего не оставив девушке, и её маленький язычок вынырнул на встречу и дотронулся до губ парня, заставив их дыхание сбиться, крепко повязав их прочной нитью. Руки Ло Ань Хай крепко сжали Хан Дин Жуя. Ей было необходимо его тепло, дающее мужество. Девушка хотела со всей силой сжать его в объятиях. Это позволило Хан Дин Жую действовать, он чуть помедлил, а потом с силой бросился в атаку.

Он столько ждал этого момента, раньше считал, что ему придётся ждать ещё несколько лет. В конце концов, парень как никто другой понимал, что придётся готовиться к длительной осаде этой крайне упрямой девушки. Однако Хан Дин Жуй не ожидал, что она так быстро поддастся притяжению между ними. Он на самом деле оказался близок к желаемому, и этот вкус был прекрасен.

От осознания этого, Хан Дин Жуй практически сошёл с ума и грубо прижал её к двери. Он обхватил руками её круглую попку, а Ло Ань Хай обхватила ногами его талию, её пальцы вцепились в его тёмные волосы. Он склонил голову, и они слились в яростном глубоком поцелуе, от которого их дыхание стало прерывистым и частным. Капельки слюны оказались на белоснежном подбородке девушки. Хан Дин Жуй слизнул её, и его обжигающие губы двинулись вниз и поцеловали белоснежную шею, оставляя на ней цепочку засосов. Он обнажил полную грудь девушки, и её тут же обдало прохладным воздухом.

Под тусклым освещением, вершинки груди были похожи на острые и нежные бутоны и дрожали, словно приглашали к прикосновениям. Хан Дин Жуй стиснул правую грудь, губами лаская жемчужину соска и время от времени втягивая его в рот. Парень был похож на ребёнка, что нашёл новую игрушку. Он своевольно распоряжался хрупкостью девушки, не собираясь сильно посасывать её грудь. Он раздразнил Ло Ань Хай до полной бессознательности. Она выгнулась и сжала руками его затылок. Её грудь приподнялась, и девушка притянула к себе его голову.

Не только он безумно жаждал её, но и она тоже.

Когда её защита пала, Ло Ань Хай обнаружила, что больше не может отвергать Хан Дин Жуя. Она телом и душой стремилась к нему, желая обладать им. Девушка хотела, чтобы он овладел ей, хотела сжать его в объятиях… юноша перед ней полностью вытеснил из её мыслей того мужчину. Неважно, что они оба – дураки, но она хочет обнять именно этого глупца. Хан Дин Жуй не знал о ходе мыслей девушки, но мог ощутить её возбуждение по дрожанию красивого тела. Он поднял взор и увидел в сумраке её блестящие глаза. Их блеск был похож на блики на воде.

Парень решил языком собрать слёзы. Кончиком языка он провёл по мягким ресницам девушки и, опустившись ниже, нежно поцеловал щёчку. После Хан Дин Жуй жарко впился в её мягкие губы. Он сжал правую грудь и втянул в рот её розовый бутон.

Парень посасывал полную грудь, его язык дразнил её, увлажняя сосок. Он был словно жадная пчела, глотающая мёд, желая насытиться. Хан Дин Жуй не выпускал ягодку соска, не желая оставлять в покое. Он сосал и облизывал до тех пор, пока правый сосок не затвердел и не увлажнился. Удовлетворившись, парень принялся за другую грудь и начал точно так же дразнить её. В какой-то момент другой рукой он пробрался под юбку. Внезапным открытием было то, что мерцающее вечернее платье было настолько узким, и под него нельзя было надеть обычное нижнее бельё. Под ним оказались тонкие сексуальные стринги, их кружево плотно прилегало к лепесткам девушки. Там уже было влажно от возбуждения. Когда кончики пальцев Хан Дин Жуя мягко коснулись её плоти, ему показалось, что они тут же увлажнились.

Хан Дин Жуй мог уже представить, как крепко потайные мышцы девушки сожмут его, когда он войдёт в неё… Напряжение в штанах мгновенно отдалось болью. Парень едва не потерял голову от желания порвать на Ло Ань Хай одежду, а потом грубо войти в неё. Однако он сдержался, она ведь ещё не готова, а ему не хотелось причинить ей боль. Хан Дин Жуй знал, что терпение и ожидание воздадутся ему сторицей.

Он ласкал чувствительное местечко девушки, вызывая у неё дрожь. Из прелестного ротика Ло Ань Хай вырвался соблазнительный стон. Лепестки цветка подрагивали, словно умоляли его войти в чувствительное и сексуальное тело. Даже страстный взгляд, прожигающий распахнутое женское сердце, смог вызывать у Ло Ань Хай болезненное чувство стыда в тайном местечке. Оно наполнилось нектаром.

Ло Ань Хай приподнялась и схватила парня за шею. Её грудь вздымалась, она полностью отдалась своим чувствам. Палец парня проник в маленькую дырочку. Плотные стенки цветка тут же сжались, засасывая длинный палец. А изо рта вырвался лёгкий:

– Ах…

Хан Дин Жую нравятся её стоны. Они как песнь сирены, соблазняющая людские сердца. Его страсть разгорелась с новой силой.

Он покусывал и посасывал грудь Ло Ань Хай. Пальцы парня медленно двигались в её лоне, дразня влажные стенки, потирая нежную плоть, заставляя нектар течь ещё сильнее.

– О-о-о! – Ло Ань Хай неосознанно напрягла округлые бёдра, поддаваясь навстречу длинному пальцу, играющему с её маленькой дырочкой. Хан Дин Жуй большим пальцем руки слабо массировал твёрдую от возбуждения жемчужину у входа в лоно, распаляя тело девушки. Тонкие стринги промокли насквозь, поэтому парень вынул палец, отодвинул их тонкое кружево и снова начал дразнить цветок.

Ло Ань Хай потянулась, в глазах плескалось возбуждение. Когда её тело достигло высшей точки наслаждения, Хан Дин Жуй неожиданно убрал палец.

– Ах, нет… – не выдержав, запротестовала девушка. Её цветок, не получивший разрядки, сжался от голода. Хан Дин Жуй слизал с пальцев нектар девушки и жадно посмотрел на неё с всё возрастающей страстью. Страстное желание на её лице волновало его, такое же одурманивающее, как и её нектар.

Он дал попробовать девушке её вкус:

– Попробуй, какая ты вкусная.

Ло Ань Хай проглотила нектар, её маленький язычок погладил кончик его языка. Решив, что она сладкая повсюду, Хан Дин Жуй стал облизывать всё её тело, словно каждый его сантиметр был покрыт медовым сиропом. Лоно девушки, не желавшее, чтобы его оставили в покое, потиралось о его руку. Её маленькая ручка спустилась вниз и стала поглаживать сквозь брюки возбуждённый член парня. От этих прикосновений Хан Дин Жуй хрипло рыкнул.

Парень со стоном перехватил искушающую его руку Ло Ань Хай, возбужденное достоинство несколько раз толкнулось под её гибкими пальцами.

– О… – слабо выдохнула Ло Ань Хай, её возбуждение усилилось. А Хан Дин Жуй распалялся от её дразнящих движений, ещё больше теряя рассудок. Ему до умопомрачения хотелось ворваться своим болезненно пульсирующим членом в её горячую влажную дырочку.

Парень быстро избавился от нижнего белья, закатал её платье до талии и грубо порвал промокшие насквозь стринги, освобождая изнывающие от жажды лепестки. Единым движением он толкнулся в лоно и безжалостно проник в него.

– Ах! – Лепестки девушки были уже достаточно влажными, однако его член оказался слишком большим. Ло Ань Хай стерпела чувство болезненного проникновения, внизу живота стало жарко. Она еле выносила ощущение растяжения своей плоти, потому как член парня входил в лоно всё глубже. Хан Дин Жуй крепко держал девушку за талию, капли пота стекали по его лбу – Ло Ань Хай такая влажная и узкая… довела его до полного умопомрачения, парень не мог больше контролировать себя.

Он начал яростно вбиваться в неё, безудержно проникая в лоно девушки. Он сжал в ладонях подрагивающую в такт движениям грудь Ло Ань Хай, губами захватив набухшие соски.

– Ммм, ах… – Ло Ань Хай подняла голову. До её ушей доносились звуки влажных шлепков от проникновения в её лоно, отчего она почувствовала жгучий стыд. Однако в теле поднималась волна ничем не сдерживаемого наслаждения.

Хан Дин Жуй внезапно схватил и приподнял её. Ло Ань Хай испуганно вздрогнула, её дырочка сжала член ещё плотнее, и парень хрипло застонал, изо всех сил держа её наверху.

– О-ох, – слабо выдохнула девушка и крепко ухватила парня за шею, боясь упасть, длинные ноги плотнее прижались к его талии. Хан Дин Жуй, не выпуская её из рук, направился к дивану. С каждым шагом горячий член с силой таранил нежную дырочку, а она отвечала ему крепким сжатием.

Ло Ань Хай кусала губы, от глубоких проникновений её тело размякло. Девушку опустили на диван, ноги оказались широко расставлены, она устыдилась этой позы. Возбуждённый член парня глубоко вошёл в девушку, мокрая от пота грудь оказалась сжата его руками. На красивом теле появились следы от его сладострастных ласк, превращая её в блудницу. Хан Дин Жуй загибал девушку в такие развратные позы и не осознавал, сколько раз её наслаждение достигало пика. На тело девушки полилась его обжигающая влага, пачкая низ её живота и ноги. Ло Ань Хай ничком упала на диван, покрасневшие глаза были затуманены. Она охрипла от стонов во время так и не утихомирившегося урагана страсти. Из приоткрытых губ медленно стекала капелька слюны.

Хан Дин Жуй был словно не удовлетворивший жажду зверь. После его атаки лепестки лона были красными и припухшими, из него вытекала горячая белая жидкость.

– Не надо… – взмолила о пощаде девушка. Было очевидно, что она смертельно устала, однако её дырочка смогла поглотить крупный член парня.

Горячая грудь Хан Дин Жуя прижалась к белоснежной спине Ло Ань Хай, руки сжали её соски. Он слизал капли пота с её щеки, а потом тихо прошептал в ухо её имя:

– Ань Хай… – он всегда хотел называть её так, только по имени.

– Ох… – Ло Ань Хай не услышала, что он сказал ей, и откликнулась лишь инстинктивно. Хан Дин Жуй понимал, что разум девушки затуманен, в его тёмных глазах отражалась нежность.

– Ань Хай… Я люблю тебя, – его голос был тихим, но решительным. Потом он вошёл в неё глубже и снова наполнил до краёв своей обжигающей жидкостью.

 

Ло Ань Хай проснулась уже после обеда и, оказалось, что в кровати она одна.

От жаркого секса ломило всё тело, однако ощущения липкости не было… Девушка вспомнила, что вчера вечером Хан Дин Жуй отнёс её в ванную помыться, а потом снова овладел ею. Она, плача от стыда, умоляла остановиться, но в итоге не выдержала и потеряла сознание. От воспоминаний лицо Ло Ань Хай порозовело, они не ожидала, что желание Хан Дин Жуя будет приводить её в ужас. Она забыла, сколько раз они занимались этим вчера, и её лоно теперь немного побаливало, но нельзя сказать, что она сильно страдала.

Ло Ань Хай спрятала пылающее лицо в ладонях. Хотя она не обнаружила рядом с собой Хан Дин Жуя, ощутив капельку разочарования, но всё же почувствовала облегчение.

Даже если Ло Ань Хай решила больше не прятаться, хотела любить и быть любимой, она никогда не испытывала этого чувства – само понятие любви было ей незнакомо.

А Хан Дин Жуй… очевидно, что ещё вчера они были врагами, но всё изменилось за одну ночь и это застигло её врасплох. Вечно самоуверенная и высокомерная королева вмиг превратилась в маленькую девочку, что впервые влюбилась.

Пока Ло Ань Хай пребывала в удручённом состоянии, её нос почуял аромат чего-то вкусненького. Девушка замерла в нерешительности, но, в конце концов, встала с кровати и, завернувшись в простыню, босиком вышла из спальни.

Хан Дин Жуй с обнажённой грудью со следами ударов и царапин от их страстной ночи, в одних трусах вышел из кухни с тарелкой в руках. Когда он увидел Ло Ань Хай, то с лёгкой улыбкой произнёс:

– О, ты проснулась.

– …Ах, – Ло Ань Хай, ощутив неловкость, отвела взгляд и почувствовала, как загорелись её щёки… она понимала, что покраснела, как маков цвет.

Ло Ань Хай было неудобно и стыдно. Она не привыкла так реагировать, и ей очень хотелось сбежать обратно в спальню.

 

Перевод: Мэйриан, Бэта: Sinichka


← Предыдущая глава

Содержание

Следующая глава →

Категория: Юань-Юань. Полюби меня снова. | Просмотров: 922 | Добавил: Мэйриан | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]