Главная » 2018 » Май » 20 » Моя Благородная любовь. Глава 6
11:13
Моя Благородная любовь. Глава 6

Отрывки глав в первую очередь публикуются в нашей группе "Романтические Вэб-новеллы"


6 глава. «А» и «В» обозначены / Точки над «Ё» расставлены

ЮнСо не могла поверить в то, что он пришёл к ней, даже когда услышала голос мужчины. Поэтому девушка стояла, уставившись на него во все глаза.

Тогда КанХун с равнодушным видом произнёс:

"Хочешь спросить, как я здесь очутился? А между тем, я не меньше тебя смущён нашей встречей."

Не смотря на его слова, на лице мужчины не было ни тени смущения. Он прошёл мимо девушки, потерявшей дар речи, и сел в кресло для посетителей. Казалось, своим действием он говорил: мне не нужно указывать, сам найду место, где сесть.

ЮнСо судорожно сглотнула. Её напряжение покатилось по пищеводу вместе со слюной.

"Присаживайся. Нам предстоит важный разговор."

Слова прозвучали не как предложение, они были больше похожи на приказ.

ЮнСо бессознательно, словно загипнотизированная, повернулась и села в кресло напротив мужчины. Потом она уверенно взглянула в глаза КанХуна и, облизнув пересохшие губы, спросила:

"Что вы здесь делаете? Хотя, нет. Кофе будете?"

Взгляд КанХуна скользнул по стаканчику с растворимым кофе в руках ЮнСо. Ей показалось, что кофе вскипел от взгляда мужчины, и неосознанно поставила бумажный стаканчик на стол.

Увидев это, КанХун пренебрежительно произнёс.

"Я не пью растворимый кофе."

В его решительном и лаконичном отказе не было даже намека на извинительный тон. ЮнСо ничего не оставалось, кроме как неловко улыбнуться и произнести:

"А… Понятно."

ЮнСо надула губы, явно недовольная собой. Мужчина не сказал о растворимом кофе ничего плохого, однако его пренебрежение расстроило её.

А в это время Мальрэн, сперва наблюдавшая за ними прищурившись, пробралась к КанХуну, смотрящему на ЮнСо.

Он тут же нахмурился, когда заметил обнюхивающую его и проявляющую дружелюбие кошку. Мужчина тут же встал и отошёл от неё подальше.

Мальрэн посмотрела на него снизу вверх, снова подошла и села у ног мужчины.

КанХуну уже было некуда отступать, и он оттолкнул от себя кошку ногой. Толчок был слабым, но чувствительным, и Мальрэн, мявкнув, отошла подальше.

Став свидетелем этой сцены, ЮнСо вспылила:

"Что вы себе позволяете? Зачем вы пнули Мальрэн?"

"Я её не пинал, а всего лишь немного оттолкнул."

"Нет, вы её пнули!"

Кипящая от злости ЮнСо подняла и обняла Мальрэн, свирепо глядя на КанХуна.

Кошка не возжелала сидеть на руках, поэтому, дёрнувшись несколько раз, спрыгнула и ушла восвояси. А КанХун тем временем не знал, куда деваться от острого взгляда ЮнСо.

В замешательстве он кашлянул и перешёл прямо к делу.

"У этого здания сменился владелец. Уже в курсе?"

"Да."

"А ты знала, что оно теперь моё?"

"А?..  Так вот почему… вы пришли?"

Реакция оказалась незамедлительной. ЮнСо в изумлении распахнула глаза, отчего они показались ещё больше. КанХун не посчитал нужным отвечать на её вопрос.

"Неважно «почему» и «зачем». Давай начнём с того, что ты теперь знаешь кто владелец. Депозит у этой ветклиники 1 миллиард вон*. Как думаешь, может ли он быть таким маленьким?"

"…"

"Я поднимаю его до 3 миллиардов**."

3 миллиарда?

К ЮнСо, не поверившей своим ушам, вернулся здравый смысл.

Она брала займ на миллиард вон. Сейчас он уже практически выплачен, но просить ещё один на два миллиарда для неё смерти подобно.

Девушка неожиданно рассмеялась. Она поняла, что купилась на внешность этого мужчины.

"3 миллиарда? 3 миллиарда, говорите? Вы шутите?"

"А что, похоже? Я же говорил. Теперь это здание моё."

После этой короткой реплики, КанХун высокомерно задрал подбородок. От этого зрелища ЮнСо перекосило.

"Вы меня топите. Вас от смерти спасли, а вы теперь практически выгоняете меня отсюда! Я спасла вам жизнь. Не помните? Или у вас тогда ещё и мозги повредились?"

ЮнСо произносила это, посматривая на его голову. Однако КанХун медленно достал лист бумаги и указал на него пальцем.

"Вот контракт на повышение депозита до 3 миллиардов. Распишись здесь."

"Чт-что вы сказали? Нет, почему без предупреждения…"

"У тебя нет денег на повышенный депозит?"

"А?"

Конечно, их нет. А если бы и были, то она всё равно постаралась отложить оплату. ЮнСо, стиснув зубы, проглотила растущее раздражение.

Внизу контракта значилось имя мужчины и подпись, подстать его внешности.

«Ли КанХун»

Это чёткое, запоминающеся, имя вызвало множество мурашек, таких же бесчисленных, как и буквы в этом тексте. ЮнСо, набравшись смелости, бросила взгляд на смотрящего на неё КанХуна. Тот проговорил:

"Если нет денег, тогда переезжай в Сеул."

"…"

"Я поддержу тебя, чтобы ты открыла там столько ветклиник, сколько захочешь."

Какое странное предложение. ЮнСо не поверила услышанному и приблизилась к мужчине. КанХун развеял её подозрения, когда не отвёл взгляд в сторону, тем самым, показав, что это правда.

Всё ещё не веря в то, что всё так просто, ЮнСо притворно весёлым голосом спросила.

"Наверное, вас тогда всё-таки ранили в голову?"

"Вовсе нет. Я нахожусь в здравом уме."

"Тогда почему вы несёте такую чепуху? В чём причина?"

"Причина?"

Если нужна причина… КанХун рассеяно посмотрел на ЮнСо.

Мужчина не мог рассказать о том, как его похитили и он сбежал после нескольких дней плена. Мужчина не ожидал, что его ранят, и не смог больше идти, поэтому спрятался за электрическим столбом.

КанХун не мог ничего сделать, силы покинули его. Под дождём состояние ухудшалось, пострадали и тело, и разум.

К тому же лампа на столбе начала мигать, отчего надежда на спасение становилась всё слабее. Девушка появилась в тот момент, когда мужчина решил, что смерть его близка.

Она не была врачом, лечащим людей. Позже КанХун решил, что встретить ветеринара в такой критический момент – настоящая удача.

Необычная девушка требовала разрешения, чтобы поставить капельницу, но не могла дать анестезию, даже если бы он согласился. А сказанные в спешке слова о том, что её прикосновения не сексуальное домогательство и нужны для спасения жизни, слегка возмутили мужчину.

Благодаря капельнице и неотложному лечению, он смог воспрять духом. Но это было второстепенно и, в конечном итоге, могло и не запомниться.

Когда КанХун вернулся домой, то не мог понять причину, почему он не может забыть столь неподходящую ему девушку.

Конечно, необычная девушка завладела умом мужчины, но он полагал, что это простое любопытство. Однако эти симптомы наблюдались у него целый месяц.

Неожиданные воспоминания о ЮнСо не раз и не два приводили КанХуна в замешательство.

Он купил здание и пришёл увидиться с девушкой, чтобы понять причину этих мыслей.

Это совершенно точно не связано с желанием отплатить ей за спасение жизни. В любом случае, нужно разгадать эту загадку и больше не мучиться.

КанХун коротко ответил:

"Это твоя награда за моё спасение."

"И всего лишь?"

КанХун, не желая показывать свою реакцию, нахмурился и пристально посмотрел на ЮнСо. Обычная девушка разозлилась бы на него, но эта не такая.

Стоящая перед ним с безучастным выражением лица ЮнСо, в лёгкой по причине жары одежде и в халате, цвет которого близок к телесному, интересовала КанХуна.

Правда, есть одна проблема – интересующая его личность относится к нему с безразличием.

Яркая и сексуальная внешность мужчины и в противовес этому его наглое поведение вывели ЮнСо из равновесия.

"В любом случае, у меня нет денег на депозит, а переезжать в Сеул мне не хочется. И причин принимать от вас помощь у меня тоже нет."

"Тогда я разрушу здание ветклиники."

"Что вы сказали?"

"Только то, что приглашу рабочих для сноса здания?"

Мужчина готов стоять на своём. Шокированная ЮнСо была подавлена его словами. А КанХун уже собрался вызывать рабочих.

Однако, девушка, приехавшая сюда после окончания университета и рассчитывающая только на себя, не была лёгким противником. Взглянув на самодовольного мужчину, горделиво сидевшего на стуле скрестив ноги, Юнсо спросила:

"Вы же не заплатили бывшему владельцу слишком много, раз повышаете депозит до 3 миллиардов? Значит, спустили деньги на ветер?"

"Что?"

"Дайте мне время. Как насчёт недели?"

"Какое такое время? Чтобы переехать в Сеул? Или чтобы вы нашли деньги на оплату депозита?"

"Время, чтобы найти деньги."

КанХун, увидев решительность и уверенность ЮнСо, слабо улыбнулся.

Нужно что-то предпринять, иначе невозможно определить был ли искренним её отказ.

Важным было то, что отказ девушки пробудил в КанХуне желание выиграть эту битву.

ЮнСо, не подозревающая о намерениях мужчины, пришла в недоумение от его улыбки.

Казалось, что КанХун не совсем дружит с головой. Каждая встреча с ним – очередной повод для головной боли.

КанХун встал, взяв документ. И в тот момент, когда он повернулся, неизвестно откуда появившийся аромат мужчины пленил девушку. ЮнСо чувствовала себя ужасно от того, что так остро реагировала на каждое его действие.

Сексуальность мужчины снова затуманила разум ЮнСо, а КанХун не стал прощаться. Он, улыбнувшись, вышел из ветклиники.

ЮнСо не смогла с ним попрощаться. Она тихонечко вздохнула и почесала макушку.

"Ну что за идиотка?"

ЮнСо расстроилась, что не смогла быть хоть капельку решительней.

Нужно найти деньги на депозит. Девушка сдержала вырывавшиеся наружу вздохи и повернулась. Ну, точно, скоро начнётся обеденное время. Нужно побыстрее всё доесть и начать приём пациентов.

Она зашла в комнату отдыха.

В это время КанХун, севший в ожидавшую его машину, возвращался в Сеул и самодовольно улыбался.

"Депозит? Ты не сможешь его оплатить."

Достать 2 миллиарда за неделю сложнее, чем звезду с неба. Приняв решение, Кан Хун достал из внутреннего кармана пиджака телефон и позвонил.

"Начальник Кан? Здание в Самсондон пустует?"

"Да."

"Его нужно подготовить к переезду ветклиники через неделю. Не забудьте приобрести всё необходимое для лечения животных."

"Хорошо."

После лаконичного ответа начальника Кана, уверенный в успехе КанХун положил трубку.

Скоро настанет день когда его мучения подойдут к концу.

Довольный КанХун стал смотреть в окно.

 

***

[Эй–эй! Даже не проси! Мне ещё за обучение ЮнСу платить. Вот честно, ты понимаешь как тяжело нам далось твоё обучение на ветеринара? И, вообще, слава Богу что ты так много работала и смогла открыть собственную клинику. Если бы у тебя ничего не получилось, ЮнСу отказался бы поступать в университет. Я очень рада, что у тебя всё получилось. Одной головной болью меньше. Даже не надеюсь, что у ЮнСу получится так же, как у тебя.]

Она позвонила, чтобы попросить денег в долг, слушала мамин голос и ждала ответной реакции. По интонации маминого голоса и так всё ясно было – она ушла от темы. ЮнСо, так ничего не придумав, положила трубку.

По правде говоря, родные были её последней надеждой. Они жили в деревне и выращивали фрукты, но им едва хватало на жизнь. В их семье не считали деньги в миллиардах.

Поэтому, прежде чем позвонить домой, ЮнСо обзвонила своих друзей, старших и младших однокурсников, всё бестолку. Практически все, когда речь шла о деньгах, начинали торопиться как на пожар, и бросали трубку.

Оцепенев, она сжимала в руках свой телефон с перегревшейся батареей и грустно вздыхала.

"Неужели нет никого, кто одолжил бы мне денег? Жизнь моя жестянка."

ЮнСо попросила неделю, но представления не имела, что выполнить условие будет так сложно.

Завтра срок подойдёт к концу.

Девушка, упорно не желавшая мирится с реальностью, завернулась в одеяло.

Она вспоминала о нём с самой первой встречи, впервые ей становилась так жарко от собственных мыслей. Теперь она боялась думать о нём. Для девушки КанХун стал ангелом смерти, отправляющим её в ад.

ЮнСо потянулась и перекатилась по полу, сжимая в руке визитку. Надпись на ней гласила «Президент корейского филиала компании DOL - Ли КанХун». После ухода мужчины, девушка несколько раз внимательно её изучила.

Не просто президент, и не какой-то там захудалой компании, а президент компании DOL. Это просто невообразимо.

DOL – аббревиатура международной компании Dream of Legend. Она по-настоящему международная, основана не в Корее, а в США, и теперь захватывает корейский рынок.

ЮнСо из любопытства поискала имя "Ли КанХун" в Интернете и чуть не лишилась чувств. О внуке и наследнике почётного президента компании DOL было опубликовано несметное количество новостей.

ЮнСо тонула в унынии, сжимая в руках визитку крупной акулы мира бизнеса.

"Деньги не растут на деревьях. Так где же мне взять эти 2 миллиарда? Взять новый заём проблематично. Ну не могу же я и правда переехать в Сеул… Я сейчас свихнусь..."

А время поджимает. даже если долго пялиться на визитку, решение не придёт само собой. ЮнСо легла на спину и проворчала:

"Нет, ну у него совсем совесть отсутствует? Его спасли, а он собрался всё у меня отнять? Поэтому не стоило кормить того, кто может откусить тебе руку. Вот так то. Ах, такова судьба моя. Вот откуда у меня в тот день было плохое предчувствие, и вот оно подтвердилось. Почему в моей жизни всё так запутано?"

Девушка не могла сосредоточиться, чтобы успокоить свой разум, сейчас ей было очень обидно. Казалось, что она многое сделала для человека, а тот воткнул нож в спину.

ЮнСо резко встала и вязала банку пива из холодильника. Открыв, девушка отпила из неё залпом и печально выдохнула:

"В благодарность за спасение жизни он предпочёл запугать меня, хоть и предлагает здание в Сеуле. Что это вообще? Немедленно снести здание? Позвать бригаду рабочих? О-о-о, я на самом деле... схожу с ума всё больше и больше. Нет, может, он испытывает неприязнь к моей клинике? Чем его взбесила нормально организованная ветклиника, что пришлось спустить деньги на ветер?"

Допив несколько глотков пива, девушка выбросила банку в мусорное ведро и обиженно засопела. Глубоко вздохнув, она усмехнулась и тихо пробормотала:

"Как быть с ветклиникой? Если двигаться вперёд, то всё наладится. Я найду выход, даже если небо упадёт на землю."

Девушка, повторяла это как заклинание, пока направлялась в ванную, чтобы остудиться. Резкими движениями рук она чистила зубы и вдруг, сплюнув белую пену зубной пасты, нахмурилась.

"Ах, а ведь я где-то видела этого мужчину ещё раньше, вот только где? Мы точно встречались."

 

***

ЮнСо, открыв клинику, позвонила агенту недвижимости и выставила аренду здания на продажу***. Когда эту новость передали начальнику Кану, ему показалось, что эта девушка - незаурядная особа.

Его волновала реакция босса на это известие, и, встретив КанХуна, пришедшего на работу, начальник Кан вспотел от напряжения, но выбора у него не было.  

КанХун сидел в кресле, когда к нему пришёл начальник Кан. Почувствовав, что поведение подчинённого отличается от привычного, КанХун поднял голову и спросил:

"Что-то случилось?"

"Господин президент, Чха ЮнСо-сси выставила аренду на продажу."

"…Что?"

"Мне сказали, что она категорически отказывается пользоваться этой арендой по причине наличия в контракте несправедливых условий выплаты."

"Несправедливые условия?"

Отказ был столь абсурден, что КанХун весело рассмеялся. Он не рассчитывал на то, что девушка сдастся на милость судьбы, но совсем не ожидал такого поворота событий. Он думал, что к нему придут с гордо поднятой головой.

Однако, она решила пойти в контратаку, выставив аренду на продажу перед самым окончанием обещанного срока.

И это был уже совсем другой разговор.

Мужчина считал, что всё пройдёт без сучка без задоринки, и не ожидал, что на его пути возникнет препятствие.

КанХун не остался в невыгодном положении. Он был из того типа людей, кто приняв определённое решение, не колеблясь выполняет задуманное. В его словаре не было понятий «отступление» и «беспокойство».

Он зло улыбнулся и произнёс:

"Это тебе ведь не щенков лечить."

"…"

"Заворачивай всех, кто захочет переехать в это здание. И передай Чха ЮнСо, чтобы и мечтать не смела о том, что я верну ей депозит, пока не найдёт новых арендаторов."

"Хорошо."

Казалось, будто креветка оказалась на поле боя двух китов. Начальник Кан опасался, что погибнет, как та креветка, встав между этими соперниками.

КанХун растянул губы в самоуверенной улыбке. Он был готов принять любой вызов.

Мужчина долгое время не встречал достойных противников, и теперь чувствовал себя просто превосходно.

"Никуда ты от меня не денешься, Чха ЮнСо."

Он заметно оживился, проговорив эту высокомерную фразу.

_____

*~58 млн. рублей (~928 тыс $)

**~175 млн. рублей (~2 млн 785 тыс $)

*** Ещё одна «фишка» Южной Кореи. Если арендатор по каким-то причинам не может или не желает больше использовать помещение или жильё, то он может передать аренду другому лицу, чтобы не платить штраф арендодателю за преждевременное расторжение договора. Арендодатель или новый арендатор выплачивает старому всю сумму депозита, и договор просто переоформляют на его имя.


Автор: Первый раунд битвы межу китом (КанХун) и китом (ЮнСо)? Я не буду болеть за этого красавчика.


Примечание переводчика: КанХун обращается к ЮнСо «неофициально», а она наоборот – вежлива с ним. Это показатель того, что герой считает себя старше героини, да и вообще, он выше неё в социальном плане. Отмечу, что обычно незнакомые люди всё-таки придерживаются вежливого стиля.

Переводчик: Мэйриан, Бэта: Sinichka


← Предыдущая глава

Содержание Следующая глава →

Категория: КоГёль. Моя Благородная любовь. | Просмотров: 204 | Добавил: Мэйриан | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]